Султан Яхья

25 октября, 2014 Опубликовано в Самозванцы Востока | Нет комментариев »

Султан Яхья (? — 1649, Котор) — претендент на османский трон. Согласно мнению большинства учёных, являлся самозванцем, выдававшим себя за сына Мехмеда III.

Утверждал, что родился в Магнесии в апреле 1585 года у «принца Магомеда» и гречанки Елены «из рода Комниных». Рассказывал сам лично, что детство проводил изначально в гареме в Манисе, а после побега сына Елены с ней самой, из за османского закона, предписывавшего султану убивать всех наследников рода то бишь родных братьев — в православном монастыре. Назывался также «граф Александр Черногорский», «Александр Варна». По его словам, крещён был в православии с именем Симон. В русскоязычных источниках и литературе упоминается как «Александр Ахаия», «Александр Оттоманус», поскольку так он сам называл себя в письме русскому царю. В качестве претендента на трон просил у европейских правителей помощи деньгами и войсками, в поисках помощи был во Флоренции, Неаполе, Кракове, Париже, Лондоне, Амстердаме, Праге, на Балканах. Побывал в Русском царстве. Примыкал ко всем мятежам в империи. Несколько раз принимал участие в набегах на Османскую империю: с тосканским флотом, с казаками, с балканскими повстанцами, с венецианцами. В поисках союзников добрался до Месопотамии, Персии и Аравии. Умер в 1649 году в Которе во время экспедиции в Далмацию с венецианскими войсками.

Легенда о Султане Яхья
Ещё в XVII веке была написана биография Яхьи «Султан Яхья из османского императорского дома…» (Vita de principe Sultan Jachia cattolico di Casa Ottomana nato nel 1585 dal Sultan), составленная с его собственных слов хорватским писателем, францисканцем Рафаилом Леваковичем. Р. Левакович был спутником, секретарём и другом Яхьи на протяжении многих лет и транслировал в биографии точку зрения самозванца. Кроме того, Яхья написал свою автобиографию по-гречески для митрополита Иова Борецкого, когда прибыл в Киев, так что у современных исследователей есть как минимум два источника о самопрезентации авантюриста. Помимо этих двух биографий, есть упоминания о нём и его истории, рассказанной им самим, в дипломатической переписке. Ламберти, посланник Лукки во Флоренции, в письмах от 1609 года упоминал о Яхье, называя его «турецкий персонаж». В письмах Ламберти есть упоминание о «двух пашах-перебежчиках, которые неизвестно сколько скрывались во многих частях мира. Они также были здесь [во Флоренции]; и подтвердили, что это брат Великого Господина». Большинство историков сомневаются в достоверности свидетельства этих «пашей», имена которых неизвестны. В своих письмах Ламберти пересказывал в кратком варианте легенду Яхьи, хотя и с существенными отличиями от версии Р. Леваковича. Например, бегство Яхьи из Османской империи он (передавая слова самого Яхьи) объяснял бегством от жестокости брата, султана Ахмеда I («scampato dalla crudeltà barbara del secondo suo fratello»).

С самого начала достоверность рассказа Яхьи признавалась не всеми. Не все современники авантюриста были так доверчивы, как Левакович. Король Испании Филипп III утверждал, что Яхья — «embustero» (бесстыдный лгун, хвастун); по мнению Филиппа другие только делали вид, что верили в легенду претендента. Следователи царя Михаила Фёдоровича высказывали сомнения в версии автобиографии Яхьи. Свои сомнения они аргументировали тем, что Яхья не знал простейших православных ритуалов, которые он должен был бы знать, если был крещен в детстве в православие и, тем более, жил в монастыре. Э. Гримстон, встречавший авантюриста во Франции у герцога Неверского в 1614—1615 годах, в «Турецкой истории» Р. Ноллса зафиксировал версию Яхьи-Леваковича. По мнению Э. Гримстона, невозможно определить — самозванец Яхья или нет. Историки XIX века тоже воспринимали информацию критично. Катуалди (Оскар де Хассек), считавший себя потомком Яхьи, в своей книге «Султан Яхья из османского императорского дома…», описывая происхождение своего предка и его жизнь до вступления в контакт с европейскими правителями, воспроизвёл рассказ Р. Леваковича, о чём сам сообщил во введении. Но и он отметил невозможность точного определения — является Яхья сыном султана или самозванцем. Левински называл свою статью о Яхье «Турок-авантюрист XVII века…», Й. Хаммер считал Яхью авантюристом[10], он, как и Н. Йорга, уделил ему внимание лишь в короткой сноске. П. Кулиш и М. Грушевский считали Яхью мошенником и самозванцем. А. Бертье-Делагард высказывался так: «темный проходимец, будто бы турецкий царёк Александр Ахия (Ягья, будто бы брат падишаха Ахмета)».